17.11.2017 • 20:21
Home  • Login  • Registration  • RSS
Главная » Статьи » Статьи о Микеланджело Локонте » Новости

Микеланджело Локонте: «В Балотелли есть та ярость, которая нужна Италии»
Одновременно бунтарь, организатор, удивительный и живой человек. Исполнив главную роль известного композитора из Зальцбурга в мюзикле «Моцарт: рок-опера», Микеланджело Локонте в 39 лет наконец познал заслуженный успех, свидетелем которого стали и многие другие. Итальянец, приехавший с юга, вот уже три года живет в Париже; он – певец, композитор, исполнитель, страстно увлечен всеми видами искусства, которым отдается всей душой. На протяжении часа он беседует с нами открыто и красноречиво. Неважно, поет он или говорит своим необычным голосом, слушать его – истинное наслаждение!

– Микеланджело, можете сказать несколько слов о себе для тех, кто вас еще не знает?
– Я «мультиартист», это касается всего, чем мне нравится заниматься. Будь то музыка, живопись или скульптура. Я люблю искусство в целом, и я не позволяю никакому его виду подавить мою чувствительность. Если говорить о музыке, я предпочитаю выступать вживую и люблю сочинять и писать музыку. Мне нравится выражать себя посредством музыки.

– Вы – музыкант, певец, композитор, исполнитель и аранжировщик. В конечном счете, есть ли что-либо связанное с музыкой, что вы не умеете делать?
– (Смеется) Гм… да, есть одна вещь, которую я не умею делать: это рассчитать что бы то ни было! Особенно что касается написания хита. Я не знаю, что нужно делать, чтобы добиться большого успеха. Впрочем, я мог бы написать такую песню, но это будет случайностью, потому что самый большой успех связан с тем, что сделано спонтанно, да и я сам очень спонтанный человек. В общем, не зная этого, возможно, однажды…

– Какие музыкальный инструменты вы предпочитаете?
– Пианино, гитара и ударные, в порядке владения ими.

– Когда вы были ребенком, вы знали что станете артистом?
– Это не мой выбор, все произошло само собой. Я играл в театре с 5 до 21 года. Я был тем, кого называют «чудо-ребенок».…Уже в 5 лет я умел играть на пианино в две руки или например, копировал скетчи Анри Сальвадора. Я делал многое, но со временем понял, что уметь – это не главное. Важнее всего передать какое-то послание через искусство. Именно с тех пор я начал чувствовать себя артистом.

– Каков изнутри такой мюзикл, как «Моцарт»?
– Когда я был моложе и играл в футбол, то я отдавал себе отчет в том, что это очень утомительно и трудно – одновременно играть и размышлять. Единственный человек, у которого это получалось, был Зидан. Так вот, мюзикл – это примерно то же самое. Вы должны одновременно петь и двигаться, и это далеко то же самое, что петь стоя или сидя перед публикой. Это очень изматывает. Как будто вы едете на сноуборде, и вдруг вас просят сделать прыжок в 30 метров! Это пересечение нескольких направлений: песня, игра на сцене и даже спорт. Есть выступление, которое нужно дать, и ты должен быть к нему готов. Нельзя работать кое-как. Я тренировался – пел во время пробежек. Чтобы делать подобное, нужно слегка доходить до крайности. В своей роли я находился 2 часа на сцене. Два хореографа с Бродвея мне сказали, что я играл в мюзикле, в котором главный исполнитель находится на сцене дольше всего. Я признаю, что для меня это было очень и очень тяжело физически. Мы дали около 400 представлений за 2 года. Это было очень сложно, но мне это понравилось!

– Как вы получили эту роль?
– На самом деле, меня выбрали для МОР не потому, что я пришел «играть» Моцарта: создатели решили, что я и есть воплощение образа Моцарта в наши дни. Прическа и макияж, которые были у меня на сцене, не отличались от тех, что были на репетициях. Я таков по своей натуре, и мне сказали: «Ничего в себе не меняй, все будет сделано вокруг тебя!» Это было очень волнующе, меня просили играть на сцене, будучи самим собой. Эрик Эльмонино, который играл роль Генсбура в фильме «Генсбур. Любовь хулигана», мне посоветовал вспомнить детство, пересмотреть видео, вновь найти ту энергию. Этот совет мне очень помог.

«Я не позволяю никакому виду искусства подавить мою чувствительность»

– Каково это – справляться с повышенным вниманием СМИ?
– У меня было больше проблем с правилами жизни, чем с самой жизнью. На улице это не всегда очевидно. Когда ты мальчишка, ты хочешь воплотить свои мечты, но однажды мечта становится реальностью, и теперь это твоя цель, твоя битва. Я горд тем, что достиг этого, что могу быть полезным кому-либо. Это как футбольный матч: люди приходят посмотреть на тебя, прожить с тобой этот момент. Это потрясающе. Я парень с улицы, с юга Италии, я никогда не боялся людей, их привязанности, не боялся уделить им внимание. Я стою не больше, чем они. Думать, будучи артистом, будто ты важнее своих зрителей, – очень большая ошибка. Мы все объединены одной страстью, общим посланием. Мы олицетворяем то, что некоторые люди не решаются пережить. Мы не звезды – мы должны передать послание.

– Что вы делали, чтобы преуспеть в роли Моцарта? Каково это – примерить роль такого гения?
– У меня настоящая страсть к Моцарту. Играть такого творца – это очень сложно.… Чувствуешь себя самозванцем. Но понемногу персонаж становится личностью. Потом, со временем, у меня появилось чувство, что нужно смиренно играть роль и немного отстраняться. Мне всегда нравился Моцарт. Поначалу я даже отказался от роли: мне показалось, что это дурацкая идея. Но когда позже мне объяснили, кто и что здесь делает, я понял, что все это очень серьезно, и согласился. В общем, я согласился на роль и не хотел больше ее никому отдавать.

– Откуда вы родом? И какие воспоминания вас связывают с Италией?
– Я больше привязан к земле, нежели к жителям. У меня очень сильные и яркие воспоминания. Я очень привязан к Италии и к тому, что она мне дала. Я не забыл свои корни, но я все же думаю, что придерживаться традиций очень опасно. Мы не жители одного-единственного места на планете. В противном случае мы потеряем возможность отделиться от собственной культуры и взять лучшее из других культур.

– То есть вы больше любите Италию, чем итальянцев?
– Итальянцы мне тоже нравятся! Это очень непосредственный народ, который ничего не скрывает. Вопреки распространенному мнению, там ты в безопасности, потому что когда у тебя есть проблемы – ты знаешь, что они есть не только у тебя. У людей отличная позиция, они не беспокоятся о проблемах. Здесь же, когда напоминают о проблемах, в глазах читается страх. Если в Италии ты скажешь: «Черт, жена мне изменила», – найдется кто-нибудь, кто даст тебе оплеуху и, смеясь, скажет: «Видишь, дурак, я же тебе говорил!» – и в этом не увидят никакой трагедии. В Италии все так устроено – человеческое родство и способность разделять как хорошие, так и плохие моменты.

– Как получилось, что вы не так известны у себя на родине?
– У итальянцев есть один большой недостаток: их больше заботит маркетинг, чем истинность спектакля. Они предложили мне известность, хотели сделать из меня лицо с обложки, но я отказался, потому что я не хотел отказываться от своего музыкального стиля и быть как все. Я пошел было на компромисс, но итальянцы хотели, чтобы я избавился от своего безумия. Я думаю, что благодаря этому безумию можно сделать карьеру. Эта особенность и есть я сам. Меня просили не краситься, быть более спокойным, строить из себя красавчика для подростков, я не мог всего этого делать и в итоге я уехал из страны. Кроме того быть телеверсией Берлускони – не мое. Я не захотел быть частью этого бизнеса. Я предпочел сохранить мою духовную и артистическую свободу.

– Расскажите нам о регионе Апулия. За какой футбольный клуб там болеют – за «Бари» или «Лечче»? И за кого болеете вы?
– Я не болею ни за один из них. Уже давно я болельщик миланского «Интера». Мне всегда нравилась идея поликультурного сознания. Нерадзурри, как называют игроков «Интера» на итальянском, значит «черно-синие». Некоторое время назад команда сдала позиции. Как и все, я сожалею об уходе Жозе Моуриньо. К тому же я думаю, что в этом сезоне они расстались со старыми игроками, которые все еще играли важную роль, чтобы подтвердить переход к новой команде, которая научилась выигрывать с Моуриньо, но никак не проигрывать…

– Почему в 1999 году вы решили заниматься музыкой и жить в Бельгии?
– Просто это страна, где больше всего студий звукозаписи и больше всего возможностей свободно развиваться в профессиональном плане, двигаться вперед. Три года назад я все еще жил там. Посоветовал мне уехать из Италии и приехать в Бельгию отец Лауры Паузини. Он мне сказал, что моя музыка не такая дурацкая, как большая часть музыки в Италии. Именно французы первыми поставили на меня и поверили в мою самобытность. В культурном плане вы – самые лучшие.

– Стала ли Бельгия вашим вторым домом?
– Мой второй дом – это весь мир. Я хорошо себя чувствую в Бельгии, я интегрировался без особых проблем. Я себя везде чувствую хорошо.

– Тяжело ли выходцу из Южной Европы устроиться в Бельгии?
– Да, это непросто, но больше проблем у меня было во Франции, куда я переехал три года назад. В этой стране больше проблем, забот и печали. Однако также есть много людей с мозгами, которые могли бы вести страну вперед, но, к сожалению, это не так просто осуществить. Несмотря ни на что, в Бельгии я хорошо себя чувствовал, я поработал с великими музыкантами и многому научился.

– Очевидно, Моцарт – это успешная точка отправления для вашей карьеры?
– Да, конечно. Без Моцарта, возможно, благодаря упорному труду я бы однажды прославился во Франции, но мюзикл помог мне продвинуться. Я не проходил кастинга, меня нашли там, где я жил. Дов Аттья и Патрис Гиро приехали ко мне в Льеж написать «Тatoue moi». Это впечатляет!

– Мы говорили о многих культурах, но что насчет футбола? Как любой итальянец, вы им интересуетесь?
– Я люблю футбол и интересуюсь всеми командами. Уже давно я поклонник «Интера». Но также я восхищался «Ювентусом» в их лучшие времена, особенно когда тренером был Марчелло Липпи. С «Миланом» стало немного сложнее, особенно когда владельцем стал Берлускони, но в целом мне очень нравится футбол.

– Что вы думаете о последнем Евро и выступлении сборной Италии?
– На последнем Евро эта команда мне понравилась, но я думаю, что ей следует развиваться психологически. Это довольно молодая команда. Они умеют полностью выкладываться, но у меня создалось впечатление, что они не приложили все возможные усилия. Они еще не готовы выйти за рамки возможного. В матче против Испании их вывели из равновесия, но больше всего мне понравилось, что они бились до последнего. Даже если все было обречено заранее, нужно проявить стойкость характера. Матч можно выиграть благодаря сильной личности и твердому характеру.

– Если говорить о характере, в команде есть Балотелли. Что вы думаете о нем?
– Я думаю, у него есть та ярость и страсть, которая нужна команде и самой Италии. Это парень с улицы, которого усыновили, у него была нелегкая жизнь. Он пришел в футбол, чтобы показать всему миру: «Я здесь и я вас всех порву!» Это просто необычайно, к тому же это у него получается. При таком направлении мыслей мы добились бы больших результатов. Мы с ним чем-то похожи, потому что мне знакома эта страсть, которая в нем есть. Именно она заставляет его двигаться вперед. Это также ярость молодости, желание перестроить себя. И именно в этом нуждается Италия, чтобы все начать сначала. Сейчас она полностью опустошена. Невозможно бесконечно обманывать народ.

«Уже в 5 лет я играл на пианино в две руки»

«Я предпочел сохранить свою духовную и артистическую свободу»

– Не слишком ли высокомерны эти испанцы, которые все время выигрывают?
– Да, они немного самовлюбленные, но мне всегда будут нравиться их точные передачи. Они просто идеальны, невероятно! Технически они совершенны! Противнику сложно быстро реагировать, они не совершают ошибок, и это беспокоит!

– Что вы думаете о психологии в футболе?
– Я думаю, что характер каждого игрока должен быть поставлен на службу общей цели. Есть много одаренных игроков, которым достаточно пары ударов, чтобы применить свой дар и продвинуть команду вперед. В футболе, как и в любом другом спорте, есть что-то от животного мира, так как всегда есть победители и проигравшие, и характер должен служить средством достигнуть цели.

– Как вы думаете, справедливо ли то, что Италию часто ассоциируют с махинациями в футболе? Как к этому относятся поклонники футбола?
– Именно поэтому Италия и проигрывает. Я думаю, что в спорте невозможно долго выигрывать, если есть что скрывать. Ты можешь выиграть в счете, но не в истории. Публику не обманешь. Спорт – это воспитание, которое отец дает сыну с любовью. Предательство запрещено. Итальянцы по-прежнему очень быстро продвигаются вперед, но еще быстрее они умеют находить обходной путь… Они любят торговаться и плести интриги. В этом вся проблема – желать всего, но при этом ничего не делать… Увы, итальянцы немного ленивы. Они могут быть работягами, очень талантливы, но когда поднимаешься вверх по карьерной лестнице к руководящим постам, всегда на пути встречаются маленькие механизмы, которые в будущем оборачиваются громкими скандалами.

– Как в случае с Берлускони?
– Это поистине ужасный тип! Он не лишает себя удовольствия участвовать в праздниках и оргиях.… Почему я должен платить налоги этому индивиду? Для меня неприемлемо жить в стране, в которой считаются с подобными людьми и разрешают им стоять у власти. Я не поддерживаю тех, кто, управляя мной, не умеет себя контролировать. Его нахождение у власти также толкнуло меня покинуть страну. Наивность итальянцев в том, что они думают, будто подобные вещи могут продолжаться на глазах у всех. Недопустимо так обманывать людей, это просто невозможно! Нужно отмываться от этого.… Если Италия проиграла Евро-2012, то это не случайно.

«Я не позволяю никакому его виду искусства подавить мою чувствительность»

– Несколько слов в завершение
– Потребовалось бы цунами или буря, которые бы все разрушили и после которых мы могли бы вновь построить страну, сделать ее более здоровой. Я действительно так думаю. Нужно, чтобы все наконец успокоилось, так не может продолжаться…

– Ваше ближайшее будущее?
– Здесь, во Франции, я работаю над своим альбом с той же страстью, что есть в Балотелли. Я сотрудничаю с Борисом Бергманом, который когда-то работал с Алленом Башунгом. Я действительно много тружусь, вокруг меня очень хорошие люди. Я пишу, сочиняю, и мне кажется, что это будет интересно. Я не знаю, понравится ли во Франции мой альбом, но самое важное – что он будет независимым от модных течений. Я не хочу быть чьим-либо последователем. Моя цель – стать альтернативой всему.

Источник: http://www.sportsinside.fr/wp-content/uploads/latinofoot/latinoFoot-13.pdf
Категория: Новости | Добавил: brune (02.08.2013)
Просмотров: 1877 | Комментарии: 1 | Теги: футбол, Италия, Балотелли, Берлускони, Микеланджело Локонте, Борис Бергман, зидан | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Дизайн для сайтов. Красивые шаблоны для Ucoz